10 Хвилин ненависті Випуск 16

Итак, для тех, кто не очень понимает, что происходит.

Завтра (то есть, для вас уже сегодня получается, когда вы это все слушаете), 6 июня, будут оглашены официальные результаты выборов в Комітет громадського контролю НАБУ, если я не ошибаюсь. Громадська рада контролю НАБУ – во, так звучит правильно. Это орган, гражданский орган, который контролирует, собственно говоря, НАБУ – то самое громкое и достаточно скандальное учреждение, о котором мы с товарищем Завгородним неоднократно говорили в эфирах Блогер.ФМ. В результате этих выборов последние три года были максимально стабильными, скучными и предсказуемыми. В Громадську раду НАБУ подавались и избирались только те люди, которые были не столько радой контроля НАБУ, сколько радой поддержки НАБУ и радой «отбеливания» НАБУ. И выглядело это достаточно странно, потому что те, кто должны были контролировать НАБУ, на самом деле, его всячески поддерживали, выгораживали и контролировать в том смысле слова, который мы в это вкладываем, не собирались. И, собственно говоря, этого не делали – доказано тремя годами. В этот раз произошла несколько иная ситуация, а именно – пришла, значит, «Демократическая Орда», подала трех представителей, причем представителей разнокалиберных во всех смыслах.

Это Толик Мазур – известный всей Украине как «мужик с топором». В частности, он известен тем, что после решения суда отпустить мера Одессы Труханова, а Толик Мазур сам по себе одессит и для него это крайне болезненная проблема, то Толик устроил то, что в цивилизованных странах называют перформансом, а именно взял топор и, значит, топором этим порубил машины судей Соломенского суда, где и было принято это скандальное решение.

Второй активист – это Максим Дижечко, более известный как, во-первых, волонтер-юрист, который помогает ветеранам АТО в массе своей. Во-вторых, он известный как большой, зеленый тролль 9 мая, когда мы устраивали акцию «Бессмертный Орк».

А третий человек – это Наталья Локацкая – это девушка из Николаева, известный медиа юрист, известный журналист-расследователь, которая имеет крайне серьезное имя в своей среде.

И так, значит, «Демократическая Орда» собрала этих твоих «демонов» и отправились они на выборы от имени демократической организации «Демократична сокира орди» – ну в честь, собственно, топора Анатолия Мазура. На этом этапе для «антикоррупционеров», которые привыкли «контролировать» НАБУ случилось ужасное, а именно – весь вот этот уютненький мирочек, который они себе крайне долго строили, сломался буквально за несколько часов. Потому что «Демократична сокира орди» всех своих троих кандидатов, во-первых, провела на три первых места, во-вторых, сделала это с разгромным, просто разгромным разрывом по голосам, в-третьих, это все вызвало шок, панику и драму у антикоррупционеров. А так как заодно это наблюдается в Украине, то хочется поговорить и о том, и о другом.

И так, какая же была реакция? На секундочку замечу, что антикоррупцинеры устроили лютую панику из-за того, что в список Громадської ради контролю НАБУ прошло три человека из пятнадцати возможных от «Демократической сокиры орды». Собственно, трех подали – трое и прошли. Большинство мест, как мы можем заметить, легко остались за теми самыми антикоррупционерами. Но сайты вроде «Zik», «Украинской правды», «Страны.ua» и прочего дерьма заполонили статьи, которые свидетельствуют, скажем так, о…(вот сейчас цензурней надо, но не важно) … о легкой растерянности товарищей антикоррупционеров, переходящей в тяжелое охуение. Мы прочитал про себя очень много интересного. Во-первых, мы узнали, что Сашу Нойнеца зовут Алексей, вследствие чего Александр уже, я так думаю, регистрирует себе вторую страницу и будет спихивать все негативные явления с ним связанные, на своего темного брата-близнеца Алексея. Во-вторых, мы узнали, что оказывается это ужасно плохо, когда юрист, журналист и активист-одессит заходят туда, где их, как выяснилось, никто не ждал. Аргументировать это у ребят не получается, причем под «ребятами» я имею ввиду как самих антикоррупционеров типа Шабунина, который устроил нам грандиозную истерику, так и всех журналистов, которые о нас писали.

Поэтому пришлось говорить, что это ужасно и антикоррупционерами мы не являемся. Не совсем готов изобрести антикоррупционометр, который меряет уровень антикоррупциониризма (господи, боже) в организме того или иного человека, но реакция была очень показательной. Во-первых, наши украинские СМИ, чей день мы празднуем 6-го июня, показали себя со всех сторон как не очень интеллектуально развитые люди. Господи, как же много приходится сдерживаться, на какие жертвы приходится идти, чтобы цензурно говорить на радиоволнах. Мы прочитали о себе страшные обвинения, которые заключаются в том, что мы порохоботы. Это, конечно, очень страшно, и порохоботизм, наверняка, запрещен и документами ООН, и законодательством Украины, и закреплен в Конституции, просто мы об этом все еще не знаем. Второе обвинение, которое нам прилетело – это то, что мы ничего не понимаем в антикоррупции. Тут опять же нужно достать из штанов антикоррупционометр, но мы достали несколько другой орган и возложили его на людей, которые так говорили. И, в принципе, результат один и тот же.

Потому что после того, как мы тщательно проанализировали результаты работы за последние три года Громадськой ради, в которую вошли наши люди, мы выяснили примерно ничего. Это «примерно ничего» состояло из ничего, ничего и еще немножко ничего. Я от себя лично выражаю твердую уверенность в том, что мы сможем превзойти этот результат и количество «ничего» будет разбавлено чем-то. Очень радует меня в этом смысле то, что бороться с такими противниками и превосходить такие результаты достаточно просто для любого более или менее вменяемого человека. В-третьих, мы узнали, что антикоррупционеры умеют делать фокус доступный немногим, а именно «переобуваться» в полете с двойным сальто. Так, недавно мы узнали, а именно вчера из статьи на сайте «Zik», что антикоррупционер по фамилии, господи прости, Устименко, по-моему, (отвратительная, конечно, фамилия)… Вот как раз я сейчас читаю, что на него совершили вооруженное нападение в Одессе. Желаю ему здоровья, без всякой иронии. Так вот, этот конкретный антикоррупционер был другом Анатолия Мазура, который тоже прошел в Громадську раду. Собственно, из-за нападения на Устименко, опять же, если я не путаю фамилию, прямо во время суда над Трухановым, мэром Одессы, Мазур схватился за топор в итоге. Но после выборов Устименко наглухо забыл, кто такой Мазур, хотя они дружили и плотно общались, сказал журналистам, что он этих людей не знает, что эти люди странные, непонятные и их там быть не должно. Из чего я делаю ряд долгоиграющих выводов. В числе слов, которые характеризуют эти выводы, есть слова нецензурные, поэтому я эти выводы оглашать вслух не буду, но они, в принципе, понятны.

Что еще я имею сказать по этой теме. СМИ меня радуют всегда. СМИ меня радуют практические каждый день. Я их безумно люблю. Я ими, я бы даже сказал, наслаждаюсь. Потому как, такого уровня некомпетентности, наглости, глупости и жадности, не было даже в Карабасе-Барабасе. Ну, мне известны по ряду причин прайсы на размещение в подавляющем большинстве украинских СМИ, и хочу я вас сказать, что люди-журналисты, (я их могу в этот праздничный день поздравить) – это одни из немногих людей в Украине, которые очень твердо знают себе цену. Причем с точностью до десяти долларов. Во-вторых, меня поражает способность наших журналистов принимать участие в политике, разговаривая направо, и налево о своей непредвзятости. Даже не буду перечислять примеры, так как их слишком много, но подобного нахальства… Вот это роднит, на самом деле, украинских «антикоррупционеров» и украинских «журналистов». Мне пришлось в свое время ввести хештег #сучукрЗМИ (ну, «сучасні украинські ЗМИ»), под которым я публиковал самое веселое, что я в принципе видел в украинской журналистике. А веселого там было немало. Хотя грустного было значительно больше.

Журналист в Украине считает себя активным участником процесса и честным журналистом одновременно. Как несложно заметить из этого достаточно таки простого словесного конструкта – это взаимоисключающие вещи. В какой-то момент журналисты были союзниками прогресса Украины, когда власть в Украине была, действительно, тоталитарной. Журналисты и тогда, и сейчас не соблюдали ни морально-этических норм, ни какой-то там, господи прости за словосочетание, стандартов би-би-си. Они были критиками только, безусловно, власти. И в тот момент это было выгодно для общества, потому что такая критика СМИ в итоге, в том числе, помогла начаться Майдану.

Во все остальное время (и это касается не только нынешней власти, это касается и власти того же Ющенко, это касается и предыдущих всех властей) СМИ являются активным игроком политического рынка, зарабатывая деньги на статьях. Причем, тем кто в теме, скажем так, я сейчас ничего нового не открою, но прайсы на размещение есть на 99% украинских сайтах. За крайне, крайне редким исключением за отдельную доплату ваша новость будет размещена среди остальных новостей, то есть читатель не сможет ни рубрикой, ни по другим каким-то поводам отличить заказной материал от незаказного материала.

В-третьих, само собой разумеется, украинские журналисты, так или иначе, зарабатывают на информации и на ее спекуляции. То есть, мы там помним, когда с Гужвой была эта история, когда он шантажировал политика от Радикальной партии Олега Ляшко. Чтобы публикация не вышла, нужно было оплатить, по-моему, 10 тысяч долларов. Ну, какого-то такого рода сумму. И, если вы думаете, что это исключительное явление для украинской журналистики, то вы офигенно ошибаетесь. Это скорее будничный процесс, всем привычный, нежели из ряда вон выходящее событие.

В-четвертых, и, наверное, в финальных, украинская журналистика хочет быть игроком в политике. Я пытался знакомиться изнутри, будучи в Польше, с их журналистской системой. Я встречался с главными редакторами изданий, телеканалов, были у меня там двухнедельные курсы, тренинги, знакомства, и я примерно понял, как это работает. Почему примерно? Потому что я не считаю себя компетентным всего лишь после двух недель погружения в проблему. Для этого нужно в Польше жить, вникать, знать и так далее и тому подобное.

Однако украинские журналисты умудряются разбираться во всем – от макроэкономики до каких-то там решений в сфере животноводства, и высказывать свою точку зрения, транслируя ее своим читателям.

Насколько я знаком с работой большинства украинских СМИ, один и тот же человек может спокойно подготовить статью о том, что нужно сделать, чтобы удой коров в Украине вырос на 25%, и спустя 2 часа написать новость о том, что, например, космическая отрасль Украины нуждается в реконструкции по следующим направлениям, и дать экспертную оценку после коров уже космическим аппаратам. И это происходит не, потому что в украинской журналистике много гениев. Это происходит, потому что в украинской журналистике много нахальных ублюдков. И эту проблему очень сложно решить, но определенные шаги в этом направлении есть. Я сейчас, упаси господь, не говорю о возможной цензуре, о каких-то других силовых методах. На самом деле, проблема украинской журналистики заключается в том, что она подконтрольна. Она подконтрольна тем, у кого есть деньги. Это логичный и неизбежный процесс, потому что СМИ в Украине на 95% убыточны. А убыточность приводит к очень простому последствию: чтобы СМИ жило – кто-то должен платить деньги, а тот, кто платит деньги – заказывает музыку. Тот, кто женщину кормит, тот ее и танцует. То есть, приходит бизнесмен, дает деньги, в ответ на это нужно поддержать его политическую силу, мочить его политических оппонентов. Это уже десятки раз сказано, пересказано. Ничего нового я здесь не открыл.

Но, возможно, изменения могут быть, потому что во всем цивилизованном, подчеркну, мире СМИ являются в массе своей как раз таки прибыльными, или, в крайнем случае, нулевыми предприятиями, безубыточными, в большую часть времени. Это бизнес, и бизнес, который зарабатывает на рекламе. На чистой, честной рекламе. Рынок рекламы в Украине трагичен. Так вот, цены на рекламу в Польше в разы выше. Хотя бы по той простой причине, что польский рекламодатель имеет куда меньше возможностей, где разместить свою рекламу. То есть, грубо говоря, если вы живете в крупном городе… Да даже не крупном городе, для этого достаточно проехаться по трассе, но наиболее это заметно в городах типа Киева, Харькова, Львова, Днепра. … Вы можете увидеть огромное количество, во-первых, билбордов (просто на каждом шагу), во-вторых, разнообразнейших рекламных плоскостей, ситилайтов, баннеров на домах, баннеров на гаражах, объявлений на столбах и так далее и тому подобное, включая рекламу на стоящих у обочины запорожцах с рекламой какой-нибудь очередной автомобильной страховки и так далее. Все это – рекламные предложения. Все это деньги кем-то заплаченные. Все эти деньги ушли. Все, что вы видите, ушло не в СМИ. Они прошли мимо СМИ. В той же Польше, например, (это то, о чем я могу говорить хоть с какой-то уверенностью) в разы меньше рекламы на улицах, в разы. Грубо говоря, на Варшаву, например, – 50 билбордов, а не 250 на Кривой Рог, для примера. Это приводит к тому, что цены на билборды выше, причем намного выше. А у рекломадателя деньги все равно есть, рекламодатель все равно хочет рекламироваться. И так как возможности для рекламы меньше (то есть, рекламодатель уже не выбирает, что ему сделать – расклеить тысячу объявлений, или забронировать троллейбус, или повесить плакат на гараж, или повесить баннер на дом, или поставить ситилайт, или поставить порт, или дать рекламу на ТВ), у рекламодателя намного ограниченней выбор, потому что часть рекламы запрещена законом, часть рекламы строго, крайне строго модерируется. То есть, на Варшаву, условно, не может быть тысяча бордов. Вот не может и все. Может быть там условно 50. Вот есть 50 бордов, а в Кривом Роге есть 250 бордов, и из-за этого средняя цена на один борд в Кривом Роге намного ниже, потому что предложение намного больше. А в Варшаве есть 50 бордов, но стоят они дорого. И в Варшаве есть СМИ.

И так как у рекламодателя намного меньше вариантов для размещения рекламы, чем в Кривом Роге, то цена на рекламу в разы выше. И деньг СМИ получают намного больше. И это позволяет большей части СМИ выйти в «плюс» и не тянуть деньги со спонсоров. Им не нужен спонсор, они и так прибыльное предприятие. А прибыльным СМИ важно быть честными, чтобы заработать репутацию. Про репутацию в украинских СМИ мы вообще не будем говорить – у нас нет репутации. Но это тоже логичный и неизбежный процесс. Если есть только один человек, чье мнение важно для редакции (это человек, который платит деньги, это спонсор, который раз в месяц приходит и приносит чемоданчик с наличными), то мнение читателей, по большому счету, не важно. Важно только их количество, качество неинтересно.

А, если это бизнес, если не один человек приносит 10 тысяч долларов в месяц, а 10 тысяч людей приносят по доллару (это читатели, это те, кто кликает на рекламу, это те, кто заказывает платную подписку – то, что не может сейчас взлететь в Украине), то ситуация меняется. И СМИ уже работают не на одного человека, а СМИ работает на читателя. И получается совершенно другая картина.

Такие экономические причины обуславливают то, что СМИ призваны быть честными. А у нас сейчас, по большому счету, СМИ – это просто банальный забег между бизнесами и политиками, которые эти СМИ «кормят», «подкармливают» и, которые высказывают их точку зрения. И то, что сейчас происходит в украинских медиа – они, скорее жертвы этой ситуации, хотя они сами не понимают, в чем причина такого положения. Но они не предпринимают ни малейших шагов, чтобы это изменить, взамен пытаясь обменять свою читабельность, своего пользователя, своего читателя, своего зрителя на деньги или на политические дивиденды по какому-то там печальному курсу. И ни к чему хорошему это привести не может, конечно же. Но оно ни к чему хорошему не могло привести со старта. Ни мы одни оказываемся в такой ситуации, и не мы одни думаем, что с этим делать. Можно вводить цензуру, можно вводить расстрелы за неправильную информацию, можно вводить показательное четвертование за фейковые статьи, но это ничего не даст. Если менять ситуацию, то менять ее в корне.

Поэтому дорогим журналистам, не дорогеньким… Это не касается ни Блогер.фм, ни Армии.фм, ни целого набора других СМИ, потому что все-таки нормальные СМИ есть и чаще всего они организованы либо со старта как бизнес для зарабатывания денег и это правильно, либо как волонтерские проекты для распространения информации и это тоже правильно… Так вот, а все остальным журналистам я бы хотел пожелать, чтобы вы примерно осознали свое место в нынешней системе Украины, и поняли, что вы находитесь в очень печальной роли. Я говорю не о том, что вас никто не любит, хотя это так, я говорю о том, что вы в массе своей работаете как медиа киллеры по заказу тех или иных людей с деньгами, которые спонсируют ваши сайты, ваши радио, ваши ТВ, ваши телеканалы. И эта роль не будет оценена историей. Вы можете мне поверить. И я бы сейчас на вашем месте плотно работал над тем, чтобы так или иначе эту ситуацию изменить. А изменить ее можно в корне, потому что вопрос, как всегда… Если вопрос сразу непонятен, то он всегда в деньгах. Тут та же самая история – вопрос всегда в деньгах. Можете мне поверить, если украинские СМИ будут зарабатывать деньги на рекламе, у нас появится много СМИ, которые будут независимы ни от чего, кроме количества и качества платежеспособной аудитории. Иначе говоря, мы получим намного больше честных медиа, которые будет приятно читать, которые будут бояться ошибки, которые будут бояться нелюбви читателей. А, когда СМИ бояться нелюбви читателей, а не невыплаты им зарплаты акционерами, то это очень большая разница. Ну, собственно, примерно, так.