10 Хвилин ненависті Випуск 17

Если коротко, о том, насколько я понял, то в России вспыхнул (ну как вспыхнул, насколько он может вспыхнуть вообще в России) очередной скандал, который связан с тем, что были системно уничтожены документы о заключенных ГУЛАГа, заключенных концлагерей. Именно архивные документы, которые должны были храниться в государственных архивах, и находились, таким образом, на совести у государства российского. Дай ему бог здоровья, а еще лучше нет.

Эта ситуация не первая, на самом деле. Россия достаточно… Нет, не достаточно, а Россия – максимально в этом плане закрытая страна. Украина была какое-то время до революции, до последней, такой же в плане закрытости. Потому что архивы государственные, архивы военные, архивы КГБ были закрыты. После Революции Достоинства, после Майдана, архивы наоборот начали открываться. Открыты архивы связанные с Голодомором, открыты архивы, связанные ГУЛАГом, открыты архивы, связанные со Второй мировой – они оцифровываются, они обрабатываются, они выкладываются в открытый доступ. И, несмотря на то, что впрямую с этими архивами контактирует достаточно малое количество людей, в основном это профессиональные историки. Ну, что логично, потому что рядовому гражданину для этого приходится совершать много телодвижений, идти в архивы, отыскивать – к этому, наверное, не готовы обычные люди. Но профессиональные историки просто с восторгом восприняли эту ситуацию и переводят имеющиеся уже, появившиеся в открытом доступе данные, в статьи, книги, в исследования, в монографии, и таким нехитрым образом все общество также получает к этой информации открытый доступ.

В России ситуация прямо противоположная. Все, что связано со Второй мировой войной, все, что связано с ГУЛАГом, все, что связано с Голодомором, и не только в Украине, а с Голодом, например, и на Поволжье, и в Средней Азии, все, что связано с КГБшными архивами, все, что связано с военными архивами – все закрыто наглухо и уничтожается. Это курс на максимальное очеловечивание, максимальное обеление советской действительности. Перефразирую более понятными словами. Современная Российская Федерация говорит, что (и эта знаменитая фраза) распад СССР был крупнейшей геополитической катастрофой 20 века, следовательно, СССР – это позитивно, СССР – это хорошо, Россия является правопреемницей СССР и юридически в том числе, и морально быть правонаследницей. А, чтобы быть правовонаследницей, соответственно, чего-то хорошего, сейчас в последние годы, в последние десятилетия при Путине создается культ СССР и всего, что с этим связано. Культ не может позволить себе иметь негатив. Ровно как и в христианстве, например, уничтожались апокрифические Евангелия, то есть те Евангелия, которые не вошли в официальную Библию, а их было множество. Так как они уничтожались, так как они пропадали из нашей истории, и большая часть этих Евангелий нам сейчас недоступна – все было уничтожено, точно так же…

Ну, по понятней причине религия не может себе позволить двойственности мнений. Есть официальная оппозиция, есть официальная история. Вот вам четыре книги: все, что в них – правда, все, что кроме них – неправда.

Точно так же и политика, которая направлена на возвеличивание тоталитарного государства не может себе позволить отклонений никаких. Голодомора не было – был просто Голод, Вторая мировая война – это неинтересно, есть только Великая отечественная война, которая началась с того, что Гитлер напал на СССР, никто не оккупировал в 40-ом году ни Прибалтику, ни Литву, ни Латвию, ни Эстонию, никто не отбирал у Румынии Бессарабию, никто не вторгался вместе с Гитлером с Востока в Польшу – этого ничего не было, это все были освободительные походы. Никакого ГУЛАГа не было, а если и был, то это очень хорошая правильная вещь, потому что, значит, проклятые раскачивальщики лодок, проклятые, значит, диссиденты и преступники работали во благо социалистического общества. Значит, ГУЛАГ – это хорошо. Ну, и так далее и тому подобное. Не может себе сейчас позволить российское государство, выбравшее себе этот курс, каких-то документов, которые этой логике противоречат. Это исключено.

Поэтому у них Сталин – это эффективный менеджер, поэтому у них… Господи, да все что угодно, все что угодно популяризируется от советской эпохи, начиная от давным-давно забытых баскетбольных матчей и заканчивая тем, что действительно можно уничтожить документик один-другой, или папочку другую, или архивчик другой, потому что в нем, значит, документы неправильные и они вредят. Это их позиция и это, на самом деле, только начало. Позиций, которые противоречат сейчас российской официальной историографии, великое множество. Ну, грубо говоря, большинство. И тут как бы более уместным, наверное, было бы сравнение с героем романа «1984», который занимался тем, что переписывал газетные статьи и прочие, прочие, и прочие. Россия не способна обеспечить такой уровень работы с прошлым, работы с историей. Хотя она бы наверняка хотела, я в этом уверен. Она способна только уничтожать. Наверное, это к лучшему. Помимо этих документов, есть и другие, которые все равно позволят историкам в будущем, когда Россия наконец-то развалится, что было бы неплохо, или изменится, что было бы хуже, лучше – развалится, историкам других стран получить ту информацию, которая хранилась в прямую в уничтоженных документах, другими путями.

Допустим, уничтожены документы о том, сколько людей погибло в ГУЛАГе. Там были, допустим, прямые цифры. Например. Это я говорю для примера. Там были прямые цифры о количестве погибших за какой-то период. Это не означает, что никто в мире больше не узнает, сколько людей погибло в ГУЛАГе. Документы, в которых были эти цифры, были уничтожены и нужно пойти другим путем. Нужно проводить археологические раскопки возле лагерей ГУЛАГа, можно сверять количество, например, писем от родственников, можно считать, опять же там при раскопках, или каким-то еще путей, количество скелетов на кладбищах возле лагерей ГУЛАГа. Можно проводить элементарный (на самом деле, звучит просто, звучит элементарно) анализ биографий, автобиографий, написанных людьми, которые ГУЛАГ пережили и написали об этом в книге. Можно с демографической точки зрения подходить, можно анализировать фотографии. Есть десятки вариантов, десятки способов получить ту информацию, которая была спрятана в уничтоженных архивных документах.

Уничтожать их – этот преступление против истории, это преступление против здравого смысла, но это еще и глупость. О 20-ом веке у нас есть десятки и сотни разных источников. Уничтожить один можно, это создаст проблему для историков, но это и сделает их задачу еще более интересной. Если эти документы уничтожены, значит там было что-то важное, значит там есть то, где можно покопаться, найти сенсацию, найти что-то интересное, найти что-то важное для всего человечества. Поэтому Россия в очередной раз поступила так, как поступают тоталитарные государства, то есть прямо как сжечь книги в Третьем рейхе, но тупо. Потому что, тем самым, оно утроило пиар-акцию эти документам, оно показало, что там было что-то безумно важное и это значит, что историки, в том числе историки других стран, будут с удвоенным, утроенным, удесятеренным энтузиазмом, пытаться найти именно ту информацию, которая была в документах.