10 Хвилин ненависті Випуск 28

Дорогие радиослушатели, прослушайте важное сообщение! Не пытайтесь настраивать ваши радиоприемники – от этого в них не появится Юрия Гудыменко. Сегодня передачу ведет Владимир Завгородний в гордом одиночестве, потому что Юрий Гудыменко куда-то потерялся. И сегодня я как ведущий эксперт, которого получилось найти радио Блогер.ФМ по вопросам религии и автокефалии, буду говорить о религии и автокефалии, и получении Украинской церковью томоса, и что это такое, и с чем его едят, и от чего некоторые из нас могут наблюдать любопытный метеорологический феномен. Если вы выйдете поздно ночью на балкон или подойдете к окну и посмотрите в направлении севера, вы можете увидеть необычное зарево. Некоторые специалисты считают, что нам стало видно Северное Сияние, однако это не так. Это зарево располагается в сторону Москвы и ее многочисленных областей. От чего так вышло, мы попробуем разобраться в этой передаче. И так, в связи, с чем у нас, собственно, разброд, шатание и почему все так непросто и неясно? Это потому, что, если мы с вами зайдем в гугл и напишем там какой-нибудь поисковой запрос, который теоретически помог бы нам разобраться в происходящем,…например, вот я написал слова «Константинополь снял анафему», чтобы понять что тут происходит, что там с Филаретом, кто это вообще такой. Если вы человек далекий от церковных вопросов, то все это, разумеется, вам непонятно. И вот вы, как и я, делаете ошибку и пишите, значит, такой поисковой запрос и что мы получаем в результатах? «Константинополь не снимал с Филарета анафему», – сообщает нам представитель УПЦ Московского патриархата. «Очередная ложь раскрыта», – предупреждает нас сайт «Новости Донбасса». «Константинополь не снимал анафему с Филарета». И тут же следом: «Константинополь снял анафему с глав двух украинских церквей», – сообщает нам Лента.Ру. Не знаю, почему у меня Лента.Ру вылезает первым делом в результатах поиска. Я честно не виноват. Это какая-то нелепая случайность. Не подумайте обо мне плохо. Ну, в общем, по результатам этих поисковых запросов хочется сказать нашим северным соседям: «Ребят, вы там как-то между собой договорились: все-таки снял или не снял?». Какую-то одну версию нужно отстаивать. В общем, что на самом деле произошло? На самом деле, произошло то, что Украинская церковь семимильными шагами, в ускоренном темпе движется к обретению истинной независимости.

Если вы вдруг не в курсе, то у нас православных церквей существует несколько, а точнее три. У нас есть Украинская православная церковь Московского патриархата, есть Украинская православная церковь Киевского патриархата и есть Украинская Автокефальная церковь. И в этом очень сложно разобраться. Некоторые люди разбираются, некоторые ходят только в храмы Киевского патриархата, как например я. У меня в семье так было принято, хоть я из Запорожья. До того, как это стало мейстримом. Вот. Некоторые люди не разбираются и ходят куда попало. Некоторые, наоборот, ходили только в Московский патриархат, который несет гадости, мерзости и пристанище КГБ-шных всяких агентов, разумеется. Но ходили они туда, потому что он так сказать канонический, а Киевский – недостаточно канонический, а Автокефальная церковь – совсем неканоническая. И вот теперь этот бардак наконец-то заканчивается, потому что Украина получает документ, который называется томос. Что такое томос? Томос – это грамота такая, но не за участие в конкурсе правописания, а это грамота, которая говорит: «Вы хорошая церковь, каноническая, самостоятельная и сами без московских попов будете решать, как вам дальше жить». И это замечательная новость. Грамоту нам эту, собственно, пока еще не дали. Мы к ней только движемся семимильными шагами. А почему нам ее не дали? Не потому что мы что-то неправильно сделали, а потому что это просто длительный процесс. Для того, чтобы ее дать, нужно, чтобы все наши церкви между собой (ну, или хотя бы большинство из них) помирились, разобрались, организовали одну церковь, общую – и тогда нам будет совсем хорошо. В чем же проблема? Почему у нас зарево на северной стороне неба? Почему Московская церковь так сильно переживает, и почему ей все это не нравится? Ну, потому что Москве не нравится все, что происходит в Украине, если это что-то хорошее и если оно ведет к укреплению независимости от Москвы. Ну, в общем, с этой мыслью уже можно было давно сжиться, привыкнуть к ней, и научится ее узнавать практически во всех заявлениях, которые звучат со стороны Кремля.

Вся суть происходящего заключается в том, что на самом деле это ненормально, когда в городе Киеве, или в городе Ровно, или в городе Запорожье, на территории Украины действует какая-то непонятная церковь Московского патриархата, которая подчиняется Москве, и совершенно непонятно почему. Потому в тысяча шестисот забытом году они там это дело по большому счету аннексировали, что, кстати, фактически признал Константинопольский патриархат, Вселенский патриархат, главный, так сказать, патриархат в православии. И эту аннексию признал незаконной в одном из своих заявлений. Так что теперь ситуация как раз таки очень быстро нормализуется: Московский патриархат останется в Москве и в ее многочисленных пригородах площадью 1/8 суши, а у нас будет свой Киевский патриархат. И наконец-то мы будет надеяться, что все те люди, которые упорно ходи в церкви Московского патриархата, потому что они, дескать, каноничные, наконец-то поймут, что это полная ерунда и начнут ходить в церкви Киевского патриархата.

Здесь многие наши радиослушатели, особенно те, которые к религии, к любой, или к организованной, или конкретно к православию, относятся скептически, могут задаться вопросом: «Так что в этом хорошего?». Вот если бы они все в атеизм перешли, вот тогда было бы дело, и мы бы снова в космос Гагарина запустили. А в чем же, собственно, радость? Что ж такого замечательного, если люди пойдут не в церковь Московского патриархата, а в церковь Киевского патриархата? Где повод для праздника? Объясняю. Проблема заключается в том, что Украинская церковь Московского патриархата – они (не все, разумеется, но в массе своей) на протяжении длительного времени, и последние четыре года, когда у нас война, в особенности, они себя ведут как враги. То есть, например, они отказываются отпевать погибших в АТО, погибших на фронте, или они начинают чудить на тему того, что там ребенок был крещен в Киевском патриархате, он неправильно крещен, давайте его перекрестим по-новому в Московском патриархате и прочий бред. И самое главное, что церковь Московского патриархата – это бесконечный не пересыхающий источник пропаганды. Это абсолютно ненормально, это очень плохо и с этим нужно бороться. Церковь Киевского патриархата ведет себя гораздо адекватней. Опять же, в массе своей. Я уверен, что там есть тоже какие-нибудь странные люди, но в принципе в массе своей, они значительно более наши, и, по крайней мере, не вредят откровенно государству Украина. И это замечательно. И вот почему нам нужна своя собственная независимая церковь, и мы к этому движемся семимильными шагами. Решение, в принципе, уже известно. Константинополь свое слово сказал. Остались всякие технические вопросы, которые будут, несомненно, решены в самое ближайшее время, и будет нам счастье, веселье, и мы все с шампанским, ну или с кагором выйдем на площадь, и там будем танцевать. Не знаю. В общем, каждый будет веселиться, как ему нравится. А можно не веселиться. Это свободная страна, понимаете? Вот в чем прикол. Можно веселиться, можно не веселиться, но в целом мы должны понимать, что то, что сейчас происходит, – это, на самом деле, как минимум, неплохо. Это хорошо. И у Кремля, у Москвы будет на один рычаг меньше влияния в Украине, на один способ меньше сеять рознь, на один шанс меньше какие-то внутренние раздоры устраивать. На самом деле, нет, потому что Московская церковь Московского патриархата никуда не денется в один момент. Но позиции у нее пошатнутся, люди начнут переходить из Московского патриархата в Киевский. Батюшки, которые были в Московском патриархате, тоже начнут какие-то переходить в Киевские патриархаты, там они будут вести себя чуть-чуть скромнее. Это все будет происходить довольно медленно, довольно долго, будет много бардака, но в целом мы начинаем движение к лучшему, светлому будущему, может быть, даже взрастут надои и покос скота.

Что в это время происходит на диких, суровых северных территориях государства Московия? Там происходит истерика. Почему? Потому что вопрос независимой Украинской церкви поднимался неоднократно. Он поднимался в 90-е, он поднимался в 2000-е и никогда это ничем не заканчивалось. Почему? Ну, по разным причинам. Потому что наши тут не могли между собой договорится. Церковь Киевского патриархата не могла договориться с Автокефальной церковью, не могли решить, кто у них будет главный, кто будет этим всем руководить, как им объединится. Плюс Москва никогда не хотела терять такой рычаг влияния на Украину, и поэтому всячески процесс саботировала. В том числе в последний раз, если мне изменяет память, они переубедили Константинополь, и тем процесс сильно затормозили, пообещав свое участие в так называемом Вселенском Соборе, который не проводился очень очень много веков, поэтому это очень важное событие должно было быть. И вот Москва пообещала, что там будет участвовать, и поэтому там различные преференции для себя выдавили с Константинополя, а потом все равно всех наебали, потому что это ну вот такая вот, понимаете, традиция есть у России. Она не договороспособная. Она все равно ищет, как кого наебать, потому что в их системе ценностей, я даже не знаю каких… Это даже не уголовный мир, потому что там все-таки слово чего-то стоит, да? Это вот какой-то уровень дворовой шпаны, понимаете? Вот люди не договороспособны. Они считают, что лоха не кинуть – это себя не уважать. И, в общем-то, мир начинает это понимать. И это замечательно. И теперь Константинополь Россия очень сильно обидела, и теперь он все делает на зло. Это исключительно в наших интересах. Это для нас замечательно. И теперь Россия очень переживает по поводу того, что Константинополь дает томос, вот эту вот грамоту о независимости Украинской церкви, и всячески пытается его запугать. Но проблема заключается в том, что никаких ресурсов у них для этого нет. И поэтому они делают различные движения хаотичные, которые лучше всего уподобить, выстрелив себе в ногу в знак протеста. Например, они прекращают церковное общение с Вселенским патриархатом и, таким образом, считают, что они этим Вселенский патриархат напугают. Пока напугать не получилось. Пока что у нас фактически теперь «раскольники» – это не мы.

Теперь у нас фактически «раскольники» – это как раз Русская православная церковь. Зачем они это делают – науке не известно. Совершенно непонятно, в общем-то, цель. Ну, наверное, напугать. Или, знаете, вот это: «Ну, надо же то-то делать! Давайте вот сделаем громкое заявление». Проблема в том, проблема в том, что Россия даже в раскол не может уйти самостоятельно, потому что для истинного церковного раскола нужно, чтобы обе стороны этот раскол признали, чтобы «раскольники» сказали: «все, мы больше не с вами». А Вселенский патриархат сказал: «О, вы плохие! Вы больше не с нами». А в данный момент диалог выглядит примерно следующий образом. Россия говорит: «Ооо, патриарх Варфоломей – он неправильный патриарх. Вселенский патриархат – он не Вселенский. Все, мы уходим в раскол». А Константинополь на это заявляет: «Ну, и ладно, перебесятся. Давайте дадим им время, пусть остынут. Посмотрим, что дальше будет». И никакого раскола соответственно все это не рождает, и выглядит со стороны немножко… Знаете, все мы были молодыми, все мы были подростками, и в возрасте 14-15 лет норовили обидеться и уйти от родителей из дому, и жить … часто не знали где. Некоторые, более решительные, собирались жить на вокзалах, или уйти, не знаю, там в подполье, или переехать в Африку. Но это Африка – там до 10 лет обычно, когда дети обижаются. Но, в общем, так как-то выглядит. То есть, вот такой подросток бунтующий, а родители, в нашем случае Вселенский патриархат, он на это смотрит, и ждет пока в мозгах чего-то прояснится – может быть потом получиться наладить конструктивный диалог. Вот такая вот у нас, значит, история. Для тех, кто не уследил за потоком моей мысли, подведем итоги. Украина получает томос.

Томос – это независимость Украинской церкви. Независимость Украинской церкви – это хорошо, потому что, …я не знаю…потому что независимость, как правило, это хорошо. Но, если вы не пропивший мозги шахтер, который решил вдруг внезапно отделиться с двумя гектарами Донбасса. А, если вы психически здоровый человек, то, в принципе, независимым быть хорошо, если с вами при этом можно как-то договариваться, строить отношения и все такое. Поэтому независимая Украинская церковь – это замечательно. И к этому замечательному событию мы с вами неуклонно движемся.

А с вами был Владимир Завгородний, специально сегодня приглашенный эксперт по вопросам религии и канонического церковного права, нихрена в этом не понимающий, но на прошлой неделе имевший обстоятельную беседу с отцом Дедюхиным, настоятелем Полтавской церкви. Вот такой мужик, классный, замечательный, очень мне нравится. И он мне все объяснил, поэтому теперь я пришел на радио и строю из себя эксперта. А, если вас, почему-то удивляет происходящее и вы не понимаете, почему я про церковь рассказываю, то я вас смею заверить, – это совершенно нормально. Вы, когда телевизор включаете и там всякие политологи, военные эксперты, они тоже нихрена обычно не понимают в том, о чем говорят. Просто я честный и я это признаю, а они нет. Вы им не верьте, верьте мне, я хороший, я умный, а они все плохие.