Піп & People з Олександром Дєдюхіним 25 жовтня

Слава Иисусу Христу, парафияне! Это «Пип & People» и я ведущий этот передачи протоиерей Александр Дедюхин с Полтавы. Наш народ украинский продолжает волновать тема томоса, безусловно, и много вопросов по этому поводу мне, почему то задают. Иногда у меня такое ощущение, что теми местами языка, которыми я рассказываю про томос, на них уже мозоли какие-то появляются. И основной вопрос, как вот может светская власть вмешиваться в церковные дела. И еще, в общем-то, общественность нашу всколыхнуло заявление Путина о том, что они попадут в рай, а все остальные просто сдохнут. Поэтому две вещи я сегодня хочу сказать. Про то, как светская власть созывала Вселенские Соборы (немного исторического экскурса). И поговорим про Царство Небесное, безусловно.

Ну, самый известный пример, самый такой яркий пример вмешательства именно государственной власти в церковные дела – это равноапостольный царь Константин, который созвал первый Никейский Вселенский собор. И на этом Вселенском соборе была принята большая часть символов веры, было утверждено православие, и собор этот стал таким эпохальным, буквально на тысячелетия вперед он задал вектор развития церкви. Так вот во время созыва это первого Никейского Вселенского собора император Константин был еще язычником. То есть не просто человек государственный, не имеющим отношения к церкви, созывает Вселенский Собор, а созывает царь-язычник. Это уже потом Константин принимает крещение, потом уже его причисляют к лику святых, а на момент созыва Собора он был язычником. Вообще нужно сказать, что практически все Вселенские соборы (их семь всего было) созывались по инициативе светской власти. Почему? Потому что, как правило, люди церковные были настолько духовные, что не могли как-то обо всем договориться. Пытались договориться с помощью палок, убийств и прочих таких вещей не очень хороших, а цари созывали соборы Вселенские для того, чтобы было решено, что же все-таки ересью, что не является ересью, и для того, чтобы церковные деятели между собой разобрались мирным путем.

И такой вот очень яркий достаточно еще один пример. Это первый Вселенский собор был в 1325 году н.э. после Рождества Христова, и через 462 года императрица Ирина созывает седьмой Вселенский Собор, который в историографии церковной называется вторым Никейским. И вот что интересно? Что на этом Соборе председателем был патриарх Тарасий., патриарх Тарасий, кстати, в честь которого был намного позже, потом назван Тарас Григорьевич Шевченко, то есть это Святой покровительствующий Тарасу Григорьевичу Шевченко. И вот интересно, кто был патриарх Тарасий. Патриарх Тарасий до этого момента, до того, как созыв собора стал актуальным был писарем императора, то есть писарь, понятно, не в современном понимании секретарь, а это, будем говорить так, определенная министерская должность, но абсолютно светский человек, который не имеет вообще никакого духовного звания. Но, когда встал вопрос о созыве Собора, патриарх, который был тогда в Константинополе Вселенским патриархом,  сказал, что он не может бороться с иконоборцами. Седьмой Вселенский собор пресек распространение иконоборческой ереси. И вот, по сути, императрица (то есть такое уже вмешательство светской власти), императрица Ирина назначает Тарасия патриархом Константинопольским. Его очень быстро возводят во все степени священства, его делают дьяконом, потом священником, потом эпископом, и избирают патриархом. К слову сказать, что святитель Тарасий, как говорят о нем летописи, очень мудро управлял церковью, управлял целых 22 года, и как я уже сказал, он причислен к лику святых. Ну, и чтобы было понятно, сама императрица Ирина, ну честно говоря, если мы будем говорить на современном языке, она была достаточно серьезной, стервой, то есть боролась за власть. Но она устранила все церковные вот эти вот настроения, благодаря созыву седьмого Вселенского собора, то, что было постановлено почитание икон, пришел мир в церковь. Это очень очень важно. И, если мы уже говорим о почитании икон (чтобы закончить эту тему), то икона – это не то, к чему мы обращаемся , мы обращаемся к тому, кто изображен на иконе, обращаемся к Богу, обращаемся к Пресвятой Богородице, и мы молимся к ним. Икона – это просто окно, которое открывает нам двери, окно, через которое мы смотрим в духовный мир. Наверное, не двери, в окно все-таки.

Ну, и как я уже анонсировал, очень многих всколыхнули слова Путина о том, что они попадут в рай. Так вот Царство Небесное, во-первых, принадлежит Богу. Царство Небесное – это то, где абсолютная благость, поэтому, когда человек начинает вас запугивать (и не важно кто, пусть это какая-то ваша родственница, которая пришла с храма) тем, что, если вы будете грешить, то вы попадете в ад, то это не совсем правильно. Потому что, чем принципиально отличается ад и рай. Врата ада закрыты изнутри, а врата рая распахнуты для того, чтобы принять всех страждущих и обремененных. Если кто-то начинает говорить, что, мол, мы будем в раю, а остальные все сдохнут, он точно находится в своем сектантском аду, где после окончательного закрытия дверей, которые я напоминаю, закрыты изнутри (двери ада), будет установлен абсолютный русский мир. И всепоглощающая иерархия страха, взаимной ненависти и злобы, утвердит свое адское владычество. Безусловно, что рай тоже иерархичен, но в раю иерархия построена не на страхе, а на красоте радости и открытий. И самое главное, ад и рай – не только за гробом, ад и рай начинаются тут, в нашей жизни, на Земле, которая просто не имеет конца. И помним Иисуса Христа, что Царство Небесное внутри вас есть, Царство Небесное растет, как то зерно горчичное, оно растет, возрастает, и мы умножаем либо Царство Небесное, либо ад еще тут, будучи на земле.

Спаси вас Господи, парафияне! Благодарю вас за внимание. С вами был протоиерей Александр Дедюхин.