Реплики со шкафа 22 мая

Снова понедельник, снова Блогер.ФМ и снова «Реплики со шкафа» — обзор той немыслимой и разноцветной хуйни, что наворотили беспокойные людишки за прошедшую неделю.

Безусловно, самым ярким и громким событием минувшей недели (для многих ставшим потрясением) стало блокирование российских социальных сетей и поисковиков. Удивительным образом большинство из тех, кто требовал назвать АТО войной, ввести военное положение, закрыть Липецкую фабрику, запретить коммунистов и расстрелять регионалов, выкопать ров с крокодилами, построить стену, не пущать, выселять, отгородиться и от Донбасса тоже — начали испытывать непереносимые ректальные страдания только потому, что им перекрыли доступ к интернет-продукту, изготовленному в стране, с которой мы воюем.

Как оказалось, реестровым патриотам закрыть свою персональную липецкую фабрику оказалось очень непросто, она прикипела наглухо, вросла под кожу, пустила корни в плоть в виде халявной музыки и общения с любимой подружкой, уехавшей 20 лет назад в Тамбов. И плевать было на объяснения, что эти соцсети насквозь ФСБ-шные, до такой степени, что даже создатель вкантактека Павел Дуров отказался от своего детища. Отказался ровно в тот момент, когда понял, что не сможет больше бороться с ФСБ и ее требованиями сливать в контору все персональные данные интересующих ее юзеров. То есть, попросту говоря, гебня отжала социалку у ее творца.

Но нашим хомякам было все равно. И даже доводы финансового толка о том, что Россия с закрытием доступа к соцсетям из Украины теряет миллиарды, не действовали. И плевать было на доводы, что СБУ еще в 2014 году призывала украинцев отказаться от российских социалок. Призывала в надежде, что услышат. Не услышали, пришлось закрывать силой. Поэтому уже неделю стоит нечеловеческий вой, все полыхает, везде взрывается, хомяки хуярят какие-то петиции, собирают митинги и проклинают, проклинают, проклинают Владу Барыг и персонально мерзкого Вальцмана.

Так как я тетенька с выпуклым образным мышлением, то сразу представила себе целый синематографический эпизод, в котором… ну вот допустим дон Педро пришел в любимый бордель, а там объявление: «Наш салон закрыт на карантин: у девочек триппер».

— Карантин?! Какой карантин?! Пустите меня, позовите мою любимую Эсмеральду! — беснуется у двери дон Педро и колотит ногами в запертую дверь.
— ДонПедро, у Эсмеральды не только триппер, но и хламидии. А еще она регулярно стучит вашей жене и подбрасывает стыдные картинки вашим детям. А у нас карантин, — усталым прокуренным басом говорит мадам ЖуЖу и пускает кольца дыма в ночное небо.
— Я ничего не хочу слышать! Я люблю Эсмеральду, у нее лучший минет в этом квартале! Я оставил в вашем борделе кучу денег! У меня абонемент! У Эсмеральды в комнате мой любимый фикус, желтая канарейка, икона святой Девы Марии Гваделупской и коллекция винила! Я к ней привык, пустите, ироды, я буду жаловаться, хнык, — сначала кричит, а потом плачет дон Педро, сидя на крыльце и вздрагивая покатыми оплывшими плечами. Мадам Жужу гладит его по влажной лысине и стряхивает пепел в декольте.

Однако я несколько отвлеклась.

Кстати, о деньгах. Был бы у меня какой-нибудь пусть завалященький, но свой ̶с̶в̶е̶ч̶н̶о̶й̶ ̶з̶а̶в̶о̶д̶и̶к̶ фонд, я бы учредила премию. И вручила бы ее тому пострадавшему от шоколадного произвола, кто вышел бы на середину ратушной площади и сказал честно:
— Знаете шо, люди добрые. У меня такая хуева туча бабла пропала с закрытием вкантактєга, вы просто не представляете. Тому в мене палає так, что я могу пробить облачность и осветить обратную сторону Луны.

Но у меня нет своего фонда, поэтому я и дальше вынуждена до крови из глаз читать спорадические вскукареки про ущемление свободы слова, а вот те граждане с горящими дупами так и будут ходить без премии, как дураки.

Но наряднее всех, конечно, выступил по теме Серьоня Лещенко, заявивший, что настоящей причиной закрытия российских соцсетей является боязнь Порошенко новой революции. Ведь только дураки до сих пор не знают о том, что вкантактєг — это оплот революционного движения, гнездо, откуда вылетают птенцы возмездия. Вылетают с плеером и в наушниках, конечно, бо там музло, а без него какое возмездие, так, баловство одно и профанация.

Но не только СНБО и Порошенко усиленно хунтячили на прошлой неделе. Дала копоти и Рада, запретив ношение, изготовление и пропаганду вот того оранжево-черного полосатого зашморга, который в ватно-победобесных кругах именуют «георгиевской лентой», а у нас просто колорадкой. Теперь за это дело полагается штраф в 2500 грн. Лучше бы расстрелять, конечно, но и так хорошо. Правда, законопроект попытался заблокировать Нюся Шуфрич и под завывания из Запаркання не успевающей трезветь от сплошных потрясений Мани Захаровой подал встречный, но этим можно пренебречь, Нюсе просто давно не били еба… портрет, вот он и скучает. Порошенко уже пообещал подписать закон, как только он будет подписан спикером Рады и поступит в АП.

Очень надеюсь, что перед летними каникулами Рада не сбавит оборотов и порадует нас на этой неделе еще и введением визового режима с Запарканням. По крайней мере, я уже закоптила четыре пары стеклышек и договорилась взять напрокат сварочную маску, чтобы смотреть на северное сияние, не отводя восхищенного взгляда.

Из приятных бонусов:
— Фонд Госимущества Украины подал иск в суд с целью вернуть «Укртелеком» из собственности Ахметова, который не сидит, — в государственную;
— Государственная исполнительная служба начала процедуру ареста имущества «Газпрома» в Украине.

Из стабильного:
— Андрійко Сміттєвий продолжает посредством дальнобойщиков-коммивояжеров втюхивать мусор во все области Украины.
— Ведомства, призванные бороться с коррупцией, — ГПУ и НАБУ — продолжают бороться между собой. Коррупция весело смеется и поджимает пальцы на ногах от счастья.

Это все на сегодня.

Шануймося.