Репліки Никита Соловьев

Усім привіт! В ефірі програма «Репліки». Минулого тижня однією з найактуальніших тем було введення податку на виведений капітал. Після зустрічі з президентом багато експертів висловлювало досить суперечні думки щодо введення нового податку. Ми зв’язалися з Микитою Соловйовим, одним із адвокатів введення нового податку для того, щоб зрозуміти, чим він відрізняється від існуючих податків та що він дасть нашій країні.

С: Первый вопрос – что такое ПнВК? Вообще чем он отличается от того, что есть сейчас. Почему одни его хотят ввести, а другие не хотят?

Н.С: Ну, на русском – это НнВК. Налог на выведенный капитал. Речь идет о переходе. На сегодняшний день у нас действует налог на прибыль предприятий, и речь идет не о появлении, безусловно, нового налога, а о замене налога на прибыль предприятий налогом на выведенный капитал. В чем основное принципиальное отличие, из которого дальше следуют все остальные различия технические? Налог на прибыль, база налога на прибыль, то есть сумма, от которой дальше считается налог, возникает в тот момент, когда предприятие заработало денег. Что считают заработанными деньгами – это довольно сложная формула, очень проблематичная с точки зрения администрирования, в которой очень легко даже просто технически ошибиться в процессе исчисления. То есть, грубо говоря, это разница между доходами, которые возникли, зашли на предприятие, и расходами, которые предприятие понесло. И вот в том момент, когда этот так называемый «книжный» доход получен, то есть прошедший по бумажным книгам, по бухгалтерским книгам, у нас возникает база налогообложения. Это означает, в частности, что налоговая имеет право проверять полностью до последнего гвоздя, как были потрачены деньги, является ли это расходование средств расходами, или же это инвестиция в дальнейшее, потому что инвестиция, в отличие от расходов, не ложится на себестоимость, что создает постоянные, жуткие проблемы в администрировании. То есть у нас при любой проверки в одно из первых мест, куда влезает налоговая – это как раз состав затрат. И очень мало предприятий, во всяком случае, среднего бизнеса, умудрялось отбиться без дополнительных либо начислений, либо необходимости индивидуально решать вопросы с проверяющими органами. Причем, что самое смешное, это никак не зависит, выводились средства, то есть были какие-то игры, или предприятие работает честно. И дальше, когда налог на прибыль уже уплачен, нет никакой разницы, куда дальше пойдут деньги. Все это уже заработанная прибыль предприятия, с которой уже взят налог. Что из себя представляет налог на выведенный капитал? Что пока деньги зарабатываются предприятием, нет никакой базы налогообложения, то есть предприятие работает. Возникает база налогообложения в тот момент, когда предприятие решило передать эти деньги своим учредителям, то есть вывести деньги – почему и называется «налог на выведенный капитал» – вывести деньги с предприятия своим учредителям. В этот момент мы говорим, что возникает база налогообложения, налога на выведенный капитал. Что получается? Получается, что, во-первых, в этом случае, пока не выводятся деньги из предприятия, никакая человек из числа контролирующих органов не может проверять, на что ты тратил деньги. То есть он может смотреть, ему может быть интересно, это его факты его лично сексуальной биографии. Даже, если он найдет какие-то личные ошибки в этой части бухгалтерского учета, – это никак не может стать основанием, например, для применения финансовых санкций к предприятию, потому что какая разница ошибся или нет, если от этого не изменилась сумма налога к уплате. И да, люди, которые работают в бизнесе, связаны с подачей бухгалтерской отчетности, например, все понимают, насколько это облегчит жизнь, насколько это снизит коррупционные риски. Второй пункт. Окажется, что если вот предприятие заработало денег, если оно решило тратить эти деньги на новое оборудование, например, то база налогообложения не возникает, а вот если на шлюх, тачки и кокаин для учредителей, то в этот раз извольте налоги заплатить. То есть оказывается, что для работающих в «белую» предприятий возникает принципиальная разница между налогообложением денег, которые идут в развитие бизнеса, это называется «реинвестируют прибыль», прибыль реинвестируется в дальнейшее развитие, и деньгами, которые выводятся в личные средства учредителей, соответственно для их личных целей, дальше. Вот два основных следствия, вытекающих из того, что в одном случае базой налогообложения является в чистом виде сам финансовый результат, а во втором случае – факт вывода средств от предприятия на учредителя.

С: Хорошо, понятно с реинвестициями. Что касается создания рабочих мест. То есть людям выплачивается зарплата, она выплачивается по идеи со счета предприятия. Считается ли это фактом вывода денег, например?

Н.С: Нет. Смотрите, заработные платы в данном случае вопрос вообще никак не связанный с выбором одной из этих моделей налогообложения. Напрямую не связан. В одном случае – это заработная плата, и начисление заработной платы, безусловно, является частью себестоимостью. То есть они вычитаются из суммы дохода перед налогообложением налога на прибыль. Во втором случае, естественно, они не расцениваются как операции вывода, то есть не облагаются налогом на выведенный капитал. И поэтому прямой зависимости, ну вот сразу, между выбором одной из этих налоговых моделей и заработными платами нет. Но мы должны понимать, любые инвестиции – это потенциальный рост рабочих мест. Очень трудно создать новые рабочие места, не вложив денег в основные фонды. Так бывает, но это редкость. Инвестиции сопровождают рост. Без капитальных инвестиций невозможен рост ВВП, невозможен рост добавленной стоимости, никакой, да? Ну, так не бывает. Для того, чтобы получить в дальнейшем добавленную стоимость, нужно вложить какие-то деньги в производство, в услуги, в ритейл – не важно. Все равно какие-то вложения необходимы. И, если мы говорим о том, что эта модель способствует, она поощряет реинвестирование, то значит это будет вести к росту ВВП и к росту рабочих мест. По наиболее распространенным моделям, (у нас точных данных, естественно, нет, есть только результаты моделирования) переход от налога на прибыль от налога на выведенный капитал должны обеспечить порядка полутора процента ежегодного роста ВВП на ближайшие 5-7 лет.

С: Хорошо. Кроме рабочих, у нас есть еще люди, которые работают на упрощенной системе. В частности, та же IT-сфера работает за счет того, что дает договоры подряда людям, которые работают в третьей системе упрощенного налогообложения. И экспертное сообщество, в том же фейсбуке, очень часто говорит о том, что «вот закон примут, но могут урезать вот эту 3-ю группу». И люди начинают сразу же возникать: «а как так? А за что? А почему?». Насколько это вообще реально? И что ждет вообще упрощенную систему?

Н.С: Смотрите. Прямой связи между упрощенной системой и налогом на выведенный капитал нет вообще. Ну, это упрощенная система, общая система, и мы говорим о замене налога на прибыль на налог на выведенный капитал у плательщиков на общей системе налогообложения. В той редакции закона, которая на сегодняшний день 8557, зарегистрированной в Верховной раде, не предусмотрены какие-либо ограничения для вывода для платежей на субъектов, находящейся на упрощенной системе налогообложения. Сразу скажу, та модель, которую я описал вначале, я, естественно, для того, чтобы можно было понять, в чем суть, принципиальное отличие от двух налогов, описал упрощенно очень. Точно также как в случае налога на прибыль возникает очень детальные и очень подробные вопросы о том, является, или не является себестоимость каждый вид расходов в случае налога на выведенный капитал, возникают вопросы, какие операции являются операциями вывода. Потому что понятно, выплата дивидендов является операцией выводов. Это понятно, это не вызывает вопросов. А какие-то операции, кроме нее, являются операциями вывода или нет? «Являются», – говорит законопроект, и общая логика и практика других стран, в которых уже работает этот налог. Потому что, например, если мне предприятие платит деньги не виде зарплаты и не виде дивидендов, а в виде других каких-то платежей – роялти, прав интеллектуальной оплаты другой, обычно неимущественных прав, права за использование имени, товарного знака, оплата процентов по займам и так далее, то есть совершает любые другие платежи, отличные от заработных плат в адрес своих учредителей, то это тоже рассматривается, как операция вывода и соответственно облагается вот именно эта сумма, которая выведена, облагается налогом на вывод. Если платеж совершается в адрес вообще неизвестного субъекта, то есть какое-то ООО “АБВГД”, и его конечный бенефициар не установлен, то этот платеж тоже оценивается налоговым законодательством (пока на уровне проекта) как операция вывода, особенно если она не имеет доказанного экономического смысла в адрес неизвестно кого – легко предположить, что если учредители говорят, что выведите средства вот туда, то эти платежи в их интересах совершенны. И вот одна из версий на сегодняшний день рассматривается, возвращаясь к вопросу об IT, что платежи в адрес субъектов на упрощенной системе налога, могут рассматриваться как операции вывода. Понимаете? Сейчас идет очень жесткая торговля. Вчера была жесточайшая встреча, она была жесткой и в части под камерой, и еще значительно более жесткой по этому вопросу. Бизнес ищет компенсаторы, бизнес делает встречные предложения в части того, на что бизнес готов пойти ради введения этого налога. И вот в качестве одного из возможных вариантов, не самого популярного, сейчас рассматривается то, что вообще все упрощенцы, платеж в адрес любого упрощенца, даже если не доказана его связанность с учредителем, будет расцениваться как операция вывода. Извините за очень долгий ответ на казалось бы короткий вопрос.

С: Еще одно уточнение по поводу ставки. Очень много говорится о самом налоге, но нигде не озвучивается примерно, сколько же денег нужно будет отдать?

Н.С: Это, на самом деле, совершенно не случайно. Дело не в том, что ставка скрывается. Ставка по отдельным операциям будет 15%, по другим – 18%. Ну, в законопроекте предусматривается. Но дело в том, что любой человек, хорошо знаком и не понаслышке, не в теории, а на практике знаком с налогообложением знает, что вопрос базы намного важнее вопроса ставки. Как в свое время весьма экспрессивно, как обычно, объяснял Кирш по этому поводу, что «вы можете устанавливать ставку налога хоть 120%, дайте нам правильно сформулировать понятие базы налога». Понимаете вопрос не столько, по какой ставке. Все равно это очень лояльная ставка. Дело даже не в том, что она становится ниже сегодняшней ставки налога на прибыль, там небольшое снижение. Но не это критерий. Понимаете, я об этом сказал. Еще два ключевых различия. Для среднего бизнеса и небольшого бизнеса по разным причинам, которому нужно было выбирать общую форму налогообложения, и для крупного бизнеса основным плюсом налога на выведенный капитал  вообще является то, что он убивает налог на прибыль. Налог на прибыль – это совершенно странный налог. Если вот все подсчитать внимательно, то оказывается, что налог на прибыль – это налог, который, чтобы собрать гривну, мы сжигаем две и создаем условия для получения взятки в пять. Что имеется ввиду? Всего налог на прибыль – это четвертый по размеру из источников бюджета, то есть это важный налог. Но так это выглядит, пока ты не приглядываешься к деталям. Потому что, например, ели ты выкинешь из общего списка всех плательщиков госпредприятия… Я, например, не помню точную цифру, но больше 100 миллиардов перечислил в прошлом году в виде налога на прибыль НАК «Нафтогаз», а остальные заработанные деньги передал как дивиденды, потому что оно 100% государственно предприятие. В задаче спрашивается: не все ли равно в каком виде будут переданы эти деньги, если все они уйдут государству. Если мы вычеркиваем госпредприятия, мы режим в два раза почти и так далее. Если мы выкидываем крупных плательщиков – там вообще. То есть оказывается, что когда мы говорим об обычных плательщиках, не относящихся к офису крупных плательщиков, то там небольшие суммы собираются виде налога на прибыль. При этом, любой бухгалтер вам подтвердит, что это самый трудозатратный в администрировании налог. Он самый тредозатратный, он самый рискованный, а поэтому его внимательней всего перепроверяют. Получается, что все равно где-то соптимизировали, и так прибыли немного получилось, и получается, что пока мы 1000 гривен заплатили в виде налога, мы просто на содержание бухгалтерии, которая все время его обсчитывала, потратили почти 2 тысячи гривен. Когда к нам пришла проверка, то самый простой метод зацепиться, то есть они по верхам смотрят некоторые вещи по НДС, можно-нет снять. А что вот сейчас сложно сделать, потому что если НДС был зачтен, значит, он по реестру прошел. Они быстро смотрят, можно ли прицепиться на счет рабочих мест, на счет того, что работают неоформленные люди и соответственно по поводу начисления есть свои подоходы, после чего быстро глянули, там и там не нашли, они садятся проверять состав затрат, даже не валовую реализацию. И вот тут они найдут. Это не предположение, это утверждение. После чего будет предложено взаимоустраивающее решение. Практика по неофициальному вопросу, естественно, потому что как о размере взяток могут быть официальные, практика показывает, что в среднем виде материального стимулирования, персонального лояльного отношения проверяющих, предприятие растратит в пять раз больше средств, чем потратило на уплату налога на прибыль. Поэтому, я повторю, это замечательный налог, который, чтобы собрать гривну, он две сжигает и на пять вынуждает дать взятку. Очень эффективная налоговая система. Кто бы спорил.

С: Окей. Мы понимаем, что у нас есть бизнес, который заинтересован, безусловно, в этом налоге. У нас есть президент, который очень много и публично, в том числе на вчерашней встрече, говорил, что всеми руками, ногами, политической волей и так далее он «за» этот налог. Но почему то Верховная Рада его почему-то не приняла, и судя по наличию этой встрече вчера, есть какие-то проблемы с его принятием. Откуда они берутся, кто против, и в чем для них в таком случае идет обсуждение?

Н.С: Ну, смотрите, я могу выделить три большие группы тех, которые против. Первая из них. Скажите, пожалуйста, если мы говорим о том, что этот налог на прибыль сегодня существующий, является налогом очень коррупционным, который резко повышает икры на бутерброде сотрудника налоговой инспекции, который назначен на эту должность начальником налоговой инспекции, который назначен на эту должность и дальше пирамидка, да? Как вы считаете, ГФС сильно поддерживает идею перехода к налогу, который подсократит толщину икры на бутерброде? А я напомню, что у нас Державна фіскальна служба входит в состав Министерства финансов, правда там автономии довольно много, но входит в состав Министерства финансов, уже “Дом, который построил Джек” получается, который как раз и ведет переговоры с МВФ и который программы эти и принимает. Без экспертизы Министерства финансов невозможно даже рассмотрение в Верховной Раде законопроектов по изменению Налогового кодекса. Это прямо прописано в налоговом кодексе. И прошлый глава Минфина Данилюк был ярым противником налога на выведенный капитал. Можно предполагать, что просто не нравился ему этот налог. Можно делать другие разные предположения. Но факт остается фактом. Прошлый министр финансов, и.о. министра финансов был ярым противником этого. Как некоторые активисты сейчас. Но прошлый был. Макаров как-то тоже не очень активно занимался. Ну, значит, мы будем снимать пока не дойдем до того, который будет поддерживать. То есть, одна из групп явная. Я не хочу сейчас долго об этом говорить, но есть прямые доказательства того, что ДФС по тому, какие документы предоставляет, какие отказывается предоставлять, какое давление оказывается на плательщиков и далее по тексту, есть масса прямых подтверждений того, что ДФС очень активно работает против этого налога. Вторая группа – это предприятия. Я говорил только что о том, как для массы предприятий, для подавляющего большинства налогоплательщиков, законопослушных налогоплательщиков, которые сейчас вынуждены, у них сейчас есть налог, возникает база налогообложения при налоге на прибыль, а при налоге на выведенный капитал ее не будет. Тем не менее, есть некоторая группа компаний, не в смысле они принадлежат одному владельцу, не в смысле финансово промышленная группа, а несколько категорий компаний, которые на сегодняшний день не платят налог на прибыль, а в случае налога на выведенный капитал, они будут регулярно возникать – крупные налоговые обязательства. Что это за категории? Во-первых, это компании, в которых накоплены по отчетности запредельные, колоссальные объемы убытка. А есть компании, в которых они составляют больше годового оборота (ну, там за 20 лет накоплены). Соответственно, любые суммы, которые они сейчас будут зарабатывать прибыли, пока действует налог на прибыль, будет идти в компенсацию предыдущих периодов и не вызывать налогообложения. В разные периоды существовали разные дыры, механизмы, позволяющие накапливать эти «книжные» убытки и ими весьма активно пользовались. Вторая группа компаний. Я уже сказал, к операциям вывода будут относиться, кроме дивидендов, и многие другие виды платежей в адрес учредителя, то есть, например, собственные иностранные материнские компании. Если эта материнская компания регулярно получает большие отчисления, например, за использование товарного знака, например, Нью-Кока-Кола, она сама решит какого размера будет у нее прибыль. Потому что она установит тот размер отчислений, чтобы были всегда убытки. Таким образом ежегодно выводятся очень крупные суммы денег, крупные в масштабах страны, то есть крупные не по сравнению с тем, что у меня в кармане, а крупные по сравнению с госбюджетом, то есть это целая единица процента от госбюджета, не облагающиеся. Это, в основном, крупные компании. Их не очень много, но это довольно большие компании, которые имеют довольно большой лоббистский потенциал, причем не только в Украине. Потому что их материнские компании, в большинстве своем американские компании, у которых хватает ресурсов на общение с сенаторами, с представителями МВФ и так далее. И кроме этого есть ИнвестБанк, который весьма активно работает, зарабатывает на этой системе и владелец которого вчера был одним из основных спикеров, и самым крупным противником из озвучивших это на встрече с президентом. Кроме этого, есть большая четверка аудиторов международных, украинских филиалов международных, большой четверки аудиторов, которые многие годы зарабатывали немалые деньги, выстраивая те самые схемы оптимизации налога на прибыль, позволяющие выводить из страны деньги, не оплачивая налоги. Они в рамках своих обязательств перед клиентами, в рамках постпродажного сопровождения своих услуг, сейчас очень активно антилоббируют налог на выведенный капитал. При этом мы говорим о том, что противников налога на выведенный капитал является далеко не любой иностранный бизнес. Например, самое крупное иностранное предприятие в Украине – является последовательным участником, не просто склоняется к тому, что это налог лучше, а они входят в число активистов, которые адвокатируют принятие налога на выведенный капитал. Причина очень проста. В отличие от многих других компаний, они имеют очень крупную инвестпрограмму на ближайшие годы. А налог на выведенный капитал выгоден, в первую очередь, тем, кто собирается инвестировать в страну.

С: Про тех, кто является сторонниками, мы уже вроде бы всех обсудили. Что мы еще не обговорили?

Н.С: Ну, смотрите, сторонники бывают активные и не очень. Я считаю, что бенефициаров перехода на налог на выведенный капитал будет весь средний бизнес, малый – нет, потому что малый весь живет на упрощенке, но весь средний крупный бизнес, который живет на общей системе, весь украинский бизнес, который работает более или менее в «белую». Подчеркиваю, более или менее. Последовательно, история вопроса начинается еще с “Южанинского”  законопроекта, но в качестве отдельного законопроекта, это уже два с половиной года, три почти года, продвигают два человека, авторы законопроекта как отдельные идеи. Ну, а дальше есть некоторое количество людей, которые вот уже разное время, кто полтора, кто год, адвокатирует эту идею. На сегодняшний день именно из сил, выступающими драйверами вот этой борьбы можно выделить две. Это пока еще общественная организация, еще не зарегистрированная партия – «Демократична Сокира», членом которой я являюсь, и собственно, как раз за налоговую политику и финансы в партии отвечаю. То есть, моя должность зветься «міністр зборів та поборів». И Союз украинских предпринимателей, более известный как СУП. Это организация, которая объединяет, в первую очередь, средний бизнес украинский. Это не западный бизнес, это украинский бизнес, не только работающий в Украине, но и имеющий здешние корни, который не всегда может позволить себе так агрессивно вести себя как мы, потому что бизнес далеко не всегда может идти на прямые конфронтации с властью, но который стойко и последовательно тоже адвокатирует эту идею. И дальше просто можно перечислять (это очень будет долго) поименно экспертов, предприятия, отдельных бизнесменов, выступающих за этот налог. Но что важно, в марте месяце этого года в число людей, однозначно уже выступивших на переход к системе налога на выведенный капитал удалось затащить Президента страны Порошенко. Петр Алексеевич прямо сказал о том, что он приложит максимум усилий, что он внесет законопроект в качестве неотложного за своей подписью. Потом каждый шаг именно в силу большого сопротивления давался очень тяжело. Мы вынуждены были сначала два месяца после прямого обещания на следующей недели “рассмотрю с МинФином и внесу”, потому что это был еще Данилюк, который просто не подавал на прямой запрос от Администрации Президента запрошенные материалы. Вот на таком уровне саботаж шел. Сначала он долго вносился, потом выяснилось, что в силу предыдущей антилоббистской работы (то что сейчас происходит), потом он был внесен, но его не мог начать рассматривать комитет. Сейчас готовы рассматривать комитеты, но непонятна позиция в связи с позицией МВФ. На каком мы свете сейчас? Сейчас законопроект ждет во вторник рассмотрение на профильном комитете Верховной Рады. Я думаю, что я буду на заседании. Я точно буду или на заседании этого комитета, или под стенами комитета, на митинге. В конце концов, Южанина сама предпочтет, где меня она предпочтет видеть. В том смысле, что мы подал заявку на участие. Нам всем говорят публично, что во время переговоров с МВФ, миссия МВФ выступила категорическим противником налога. Мы не имеем возможности оценить, насколько это правда. В том плане, что мы знаем, что МВФ не восторге от налога. Но у нас есть определенные предположения, что …. Ну, она не восторге, но никто с ними особо за этот налог не воевал. В том числе, потому что, например, когда и.о министерства финансов, ответственная за ведение переговоров с МВФ, прямо во время переговоров с МВФ публикует статью, в которой рассказывает, что в принципе не так то это налог сильно нам и нужен, то это вызывает серьезные сомнения в том, что она на переговорах с МВФ рассказывала более жесткую позицию по этому поводу. В своем круге мы часто говорим, что чтобы она так часто за НнВК боролась, как она отстаивала возможность сохранения двух цен на газ. Поэтому сейчас рассматривается вопрос о том, в какой редакции будет вноситься ННВК, он будет рассматриваться, но он будет приниматься в какой редакции. Я вижу, и судя по тому, что оттуда говорится, мы видим очень большие попытки кастрировать налог. Добро бы просто отложить момент его вступления в силу. Это неприятно, но это не самое страшное. Речь идет об изменении базы, о том, чтобы порезать часть плательщиков, к которым он относится или нет. И так далее. Я не хочу вдаваться в детали, потому что это уже более узкоспециальная вещь. Но просто могу свидетельствовать, что практически по всем расчетам видно, если мы еще по поводу налога на прибыль введем отдельные группы плательщиков, которые будут платить налог на прибыль, а отдельно тех, кто будет платить налог на выведенный капитал, то есть если мы еще увеличим количество групп плательщиков с разными базами, это приведет только к тому, что будет наростать «схематоз», незаконные и пограничные способы налоговой оптимизации, прямые потери бюджета и при этом будет не упрощаться, а еще все дальше и дальше усложнятся система администрирования налогов. Потому что дальше это придет автоматом к тому, что будет падать собираемость налогов, начнется ужесточение, закручивание гаек на уровне ужесточения администрирования налогов – ну то, что мы все уже видели. И соответственно не будет достигаться цель. Поэтому большинство активистов, я в том числе, весьма жестко выступаем за то, что пусть с отсрочкой, пусть с каким-то переходным периодом, например, бизнес сам добровольно предложил, и вчера это на встрече было озвучено публично, хотя это предложение вырабатывалось уже давно, чтобы закрыть кассовый разрыв возможный в бюджете на следующий год, авансировать платежи по налогу на первый год, заплатить в половине того размера, что платили налог на прибыль, а потом дальше уже разбираться, что будет. Бизнес готов на многое, бизнес занимает переговорную позицию, бизнес не говорит, что сделайте, так как мы хотим, и нас не интересует, как вы будете это делать, бизнес предлагает активно варианты. Но, к сожалению, иногда оказывается, что это не самый важный вопрос для властей. Потому что опять-таки значительно более ключевые вопросы в требованиях МВФ. В требованиях, кстати, абсолютно справедливые законы, которые уже много лет, из года в год обещаются МВФ, по сей день так и не выполнены, удалось их опять перенести их выполнение. Это касается и моратория на землю, и единой цены на газ для всех потребителей, и верификации Пенсионного фонда. Это вот как-то опять не на часі, это опять отложено. Понимаете, дурацкая ситуация почему еще получается. Вот масса этих требований МВФ стране, которые идут на пользу стране и они были отбиты. А как раз тот требование МВФ, которое не способствует экономическому росту , заморозка налога на выведенный капитал, потому что оно не имеет таких мощных электоральных последствий. Это очень горько и обидно осознавать, и всем активистам, особенно тем людям, которые как я, уже больше года пишут, выступают, рассказывают, работают с представителями органов власти в отношении внедрения налога на выведенный капитал.

С: Хорошо. Тогда последний вопрос. Какие все-таки шансы на то, что изменения в Налоговый кодекс, которые введут НнВК, какая вероятность того, что его примут до Нового года, и какая вероятность, что его примут после Нового года?

Н.С: Ну, во-первых, я не Нострадамус, и у меня совершенно другая профессия.

С: Вероятность.

Н.С: Но вероятность того, что он будет примет очень высока. Вопрос сейчас стоит не столько в том, будет или нет привет НВК, сколько в какой редакции будет принят. Потому что он может принят в виде такой песочницы, игрушки, ну типа так: “Вы достали со своим НнВК вот для маленких, вот здесь, вот вам небольшая загородочка, играйте, не морочьте только взрослым людям голову, не мешайте обсуждать серьезные вопросы, как мы будем всю страну субсидиями накрывать. А то мешаете с другими взрослыми дядями и тетями из МВФ серьезными вопросами…” И мы как раз показываем, что в этом случае мы будем очень громко орать, стучать ногами и объяснять, что мы может быть и маленькие, но мы горластые. Придется все-таки как-то с нашим мнением считаться, что это не то, о чем идет речь. А есть еще довольно подленький, по-другому не скажу, способ, которым пытаются столкнуть разные группы плательщиков. Например, есть сейчас попытка привязать к именно НнВК, хотя это вообще никак не связано, просто об отмене второй и третий категории единого налога. Это бессмыслица не само по себе у ограничения работы укрощенной системы налогообложения есть своя аргументация. Ну, то есть это не абсолютно бессмысленная вещь, но эти вопросы абсолютно никак не связанные с НнВК, а это делается для того, чтобы столкнуть друг с другом предпринимателей, работающих на разных системах и чтобы сказать: «Что мы не причем. Это они хотели, но нам пришлось. Вот так идите и с ними разбирайтесь». Конечно, в такой редакции никто не даст вносить НнВК вплоть до того, что законопроект внесен от имени Президента, но у него есть два конкретных автора и оба этих автора – Татьяна и Александр – прямо сказали, что они будут отзывать свои подписи под законопроектом, если в нем сохранятся эти…То есть, я не берусь сейчас сказать, в какой редакции удастся принять НнВК. Я почти уверен, что им удастся принять до Нового года. И, кстати говоря, сразу же я приглашаю всех 6-го числа, по-моему, в 11 часов, но, пожалуйста, проверьте в фейсбуке, на акцию в поддержку НнВК в Харькове, которая пройдет возле памятника Ярославу Мудрому. Мы решили, это наиболее удачное место для проведения акции в поддержку очень нужного стране законопроекта. Это будет в тоже время, когда в Киеве будет заседать комитеты, когда большая акция в Киеве будет проходить под стенами. Понимаете, если бы мы сидели на попе ровно, то всего этого бы не происходило. Вопрос бы уже был принят в крайне неудачной редакции, или вообще не был бы принят, потому что весной только весьма активные действия активистов подтолкнули все-таки президента к внесению в список ключевых приоритетных целей этого года. Меня спрашивают временами, а чего нам ждать в этой связи, то я всегда отвечаю, что если ждать, то ничего. В какой редакции удастся добиться принятия НнВК, – ну давайте бороться и посмотрим, что получится.