Репліки з шафи Випуск 5 березня

Снова понедельник, снова Блогер.ФМ и снова «Реплики со шкафа» — обзор той немыслимой и разноцветной хуйни, что наворотили беспокойные людишки за прошедшую неделю.

Главным событием минувших дней, которому вполне по силам развернуть ход истории (и я в это верю), стало эпическое опиздюливание Стокгольмским арбитражем «Газпрома», а в его лице — и всієї песиголовщини. Многолетняя история судебной тяжбы между «Нафтогазом» и «Газпромом» закончилась оглушительной викторией «Нафтогаза». Оглушительной она стала не столько по причине  понесенных «Газпромом» финансовых потерь (2,6 миллиарда долларов для него — что слону дробина), сколько по репутационным потерям и величине бреши, пробитой в мордорской спеси. Как только Миллер осознал глубину падения, так и сяк со скрежетом поворачивая в мозгу немыслимую конструкцию «мы должны замерзающим хохлам за газ» — с «Газпромом» случилась истерика. А как только это осознали пересічні песиголовці — температура воздуха над одной огромной и очень бестолковой страной поднялась сразу на семь с половиной градусов вследствие разнонаправленных, но при этом чрезвычайно мощных ректальных взрывов. В море Лаптевых начал таять лед.

«Газпром»  заметался и начал совершать ошибку за ошибкой. Сначала Алексей Миллер заявил, что его компания вынуждена начать процедуру расторжения контрактов с «Нафтогазом Украины» на поставку и транзит газа. По словам Миллера, такое решение компания приняла после решения Стокгольмского арбитража не в свою пользу. «Нафтогаз» посміхнувся у вуса и выкатил контракт с Польшей, где заблаговременно затарился газом, несмотря на все обидки с волынской резней и Бандерой. И хотя контракт с Польшей в публичной плоскости был назван срочным и форс-мажорным, но я на 187% уверена в том, что руководство «Нафтогаза» во главе с Коболевым просчитало реакцию противника на десять ходов вперед, ведь такие контракты за один день не готовятся и не подписываются. И все просто сидели на низком старте в нетерпеливом ожидании решения арбитража и спрогнозированного до мелочей ответного хода Миллера, сдавленно хихикали в рукав и старались громко не шуршать бумагами.

Ах, так, взъярился Миллер, — и понизил давление в трубе на 20%, наплевав при этом на обязательства по транзиту. В надежде, что хохлы тоже наплюют и начнут качать газ из ПГХ только на собственный обогрев, похерив транзит и замерзающую в снегах Европу. Но «Нафтогаз» крякнул, почесал макитру, прикинул туда-сюда и обратился с призывом к гражданам пожить пару дней в режиме легкого газового голода. К чести большинства украинцев, которые показали всему миру, что таки умеют консолидироваться в нужный момент, мы справились с этим блестяще: за сутки потребление газа  по Украине снизилось на 14%. Транзит в Европу сорван не был, хохлы снова не замерзли, а тут и газ из Польши подоспел.

У «Газпрома» началось тяжелое похмелье и пришедшее вслед за ним прозрение. Каждый день нарушения подписанных контрактов влечет за собой пеню в миллионы, Украина, сука такая, никак не мерзнет, только ржет и скалится, репутация «Газпрома» как бизнес-партнера булькнула в деревенский сортир и там утонула. Мир понял, что Россия чаще всего использует газ не как товар, а как мощный рычаг для политического и экономического шантажа. Над Северным Потоком-2 нависла мохнатая тень того самого органа, которым обычно накрываются проекты по сотрудничеству с ненадежным и непредсказуемым партнером.

Ну ладно, сказал Миллер. Мы передумали. И все-таки будем поставлять газ.

А не очень-то и надо, Миллер, укуси себя за вентиль, сказала Украина и оскорбительно рассмеялась, поправила веночек и пошла готовиться к новым судебным искам. По состоянию на утро субботы, 3 марта, украинская газотранспортная система была полностью сбалансирована и работала в штатном режиме, Европа сняла с себя одеялки, свитер и мохеровые рейтузы, даже не успев выразить глубокую озабоченность.

И только фрау Ангела лихорадочно соображала, как бы так исхитриться теперь ловко и убедительно объяснять заинтересованным лицам, что Северный Поток-2 — это дастиш фантастиш и вообще вещь в хозяйстве нужная. Пока эти лица стали незаинтересованными и скучными.

И еще: хочу проговорить вслух то, о чем когда-то писала.

Мы живем в уникальное время, когда впервые за несколько столетий у нас есть реальный, а не иллюзорный шанс вырваться из-под протектората Страны Проебанного Стокгольмского Арбитража. И шанс этот мы стараемся использовать на полную катушку. Как только где-то появляется зазор в плитах, которыми нас придавливало веками, мы вбиваем туда клин, рвем жилы и приподнимаем плиты. И отползаем еще на метр, оставляя на этих плитах ошметки кожи.

За свободу нужно платить. Временем, нервами, здоровьем, слезами, кровью, иногда — жизнью. Всегда платить, ведь история жестокая тетка и не дарит исключений. Никому.

И вот теперь страна поделилась на тех, кто готов жертвовать и платить, и на тех, кому кисленькие бздинки в родной норе гораздо милее и ближе, чем какая-то эфемерная свобода. Которой не согреешься и на булку не намажешь. Первые готовы работать, видя перед собой большую цель и пути к ее достижению. У вторых цель величиной с холодильник и путь к ней равен расстоянию от спальни до кухни. Они никуда не денутся, эти вторые. Поэтому первым придется срывать с себя кожу и за них тоже. Но свобода целой страны того стоит, она ведь общая, эта свобода, ее не поделишь на части.

Это все на сегодня.

Шануймося.